Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2

Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2


VII


Уже встала луна, когда Иисус собрался идти на гору Елеонскую, где проводил он все последние ночи свои. Но неясно канителил он, и ученики, готовые тронуться в путь, торопили его, тогда он Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 произнес в один момент:

– Кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму, а у кого нет, продай одежку свою и купи клинок. Ибо сказываю вам, что должно исполниться на мне и этому Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 написанному: «И к злодеям причтен».

Ученики опешили и смотрели друг на друга с смущением. Петр же ответил:

– Господи! Вот тут два клинка.

Он посмотрел испытующе на их добрые лица, опустил голову и произнес тихо Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2:

– Довольно.

Звонко отдавались в узеньких улицах шаги идущих – и пугались ученики звука шагов собственных, на белоснежной стенке, озаренной луною, вырастали их темные тени – и теней собственных пугались они. Так молчком проходили они Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 по спящему Иерусалиму, и вот уже за ворота городка они вышли, и в глубочайшей ложбине, полной загадочно-неподвижных теней, открылся им Кедронский поток. Сейчас их пугало все. Тихое журчание Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 и плеск воды на камнях казался им голосами подкрадывающихся людей, уродливые тени скал и деревьев, преграждавшие дорогу, волновали их пестротою своею, и движением казалась их ночная неподвижность. Но, по мере того как подымалиь они Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 в гору и приближались к Гефсиманскому саду, где в безопасности и тиши уже провели столько ночей, они делались смелее. Время от времени оглядываясь на оставленный Иерусалим, весь белоснежный под луною, они Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 говорили меж собой о прошлом ужасе, и те, которые шли сзади, слышали обрывочно тихие слова Иисуса. О том, что все покинут его, гласил он.

В саду, сначала его, они тормознули. Большая часть осталась на Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 месте и с тихим говором начала готовиться ко сну, расстилая плащи в прозрачном кружеве теней и лунного света. Иисус же, томимый беспокойством, и четыре его ближайших учеников пошли далее, в глубину Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 сада. Там сели они на земле, не остывшей еще от дневного жара, и, пока Иисус молчал, Петр и Иоанн лениво перебрасывались словами, практически лишенными смысла. Зевая от вялости, они гласили о том, как Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 холодна ночь, и о том, как недешево мясо в Иерусалиме, рыбы же совершенно нельзя достать. Старались четким числом найти количество паломников, собравшихся к праздничку в город, и Петр, громкою зевотою растягивая слова Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, гласил, что 20 тыщ, а Иоанн и брат его Иаков убеждали так же лениво, что менее 10. Вдруг Иисус стремительно поднялся.

– Душа моя скорбит смертельно. Побудьте тут и бодрствуйте, – произнес он и резвыми Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 шагами удалился в чащу и скоро пропал в неподвижности теней и света.

– Куда он? – произнес Иоанн, приподнявшись на локте.

Петр повернул голову вослед ушедшему и утомленно ответил:

– Не знаю.

И, снова звучно зевнув Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, опрокинулся на спину и затих. Затихли и другие, и крепкий сон здоровой вялости окутал их недвижные тела. Через томную дрему Петр лицезрел смутно что-то белоснежное, наклонившееся над ним, и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 чей-то глас прозвучал и погас, не оставив следа в его помраченном сознании.

– Симон, ты спишь?

И снова он спал, и снова некий тихий глас коснулся его слуха и погас, не Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 оставив следа:

– Так ли и 1-го часа не могли вы бодрствовать со мною?

«Ах, господи, если б ты знал, как мне охото спать», – помыслил он в полусне, но ему показалось, что произнес он это звучно Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. И опять он заснул, и много будто бы прошло времени, когда в один момент выросла около него фигура Иисуса, и звучный будящий глас одномоментно отрезвил его и других:

– Вы Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 все еще спите и почиваете? Кончено, пришел час – вот предается отпрыск человечий в руки грешников.

Ученики стремительно вскочили на ноги, растерянно хватая свои плащи и дрожа от холода неожиданного пробуждения. Через чащу Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 деревьев, озаряя их бегучим огнем факелов, с топотом и шумом, в лязге орудия и хрусте ломающихся ветвей приближалась масса воинов и служителей храма. А с другой стороны прибегали трясущиеся от холода ученики с Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 испуганными, заспанными лицами и, еще не понимая, в чем дело, торопливо спрашивали:

– Что это? Что же это все-таки за люди с факелами?

Бледноватый Фома, со сбившимся на сторону прямым усом, знобко Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ляскал зубами и гласил Петру:

– По-видимому, это пришли за нами.

Вот масса воинов окружила их, и дымный, тревожный сияние огней отогнал куда-то в стороны и ввысь тихое сияние луны Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Впереди воинов торопливо двигался Иуда из Кариота и, остро ворочая живым глазом своим, разыскивал Иисуса. Отыскал его, на миг тормознул взглядом на его высочайшей, узкой фигуре и стремительно прошептал служителям:

– Кого я поцелую, тот и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 есть. Возьмите его и ведите осторожно. Но только осторожно, вы слыхали?

Потом стремительно придвинулся к Иисусу, ожидавшему его молчком, и погрузил, как ножик, собственный прямой и острый взор в его размеренные Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, потемневшие глаза.

– Радуйся, равви! – произнес он звучно, вкладывая странноватый и суровый смысл в слова обыденного приветствия.

Но Иисус молчал, и с страхом глядели на предателя ученики, не понимая, как может Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 столько зла вместить в себя душа человека. Резвым взором окинул Искариот их смятенные ряды, увидел трепет, готовый перейти в звучно ляскающую дрожь испуга, увидел бледнота, глупые ухмылки, вялые движения рук, точно стянутых Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 железом у предплечья, – и зажглась в его сердечко смертельная скорбь, схожая той, какую испытал перед этим Христос. Вытянувшись в сотку звучно звенящих, плачущих струн, он стремительно рванулся к Иисусу и лаского поцеловал Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 его прохладную щеку. Так тихо, так лаского, с таковой истязающей любовью и тоской, что, будь Иисус цветком на тоненьком стебельке, он не колыхнул бы его этим поцелуем и жемчужной росы не сронил бы Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 с незапятнанных лепестков.

– Иуда, – произнес Иисус и молнией собственного взгляда осветил ту страшенную груду насторожившихся теней, что была душой Искариота, – но в бездонную глубину ее не мог просочиться. – Иуда! Целованием ли предаешь отпрыска людского Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2?

И лицезрел, как дрогнул и пришел в движение весь этот страшный хаос. Безгласным и серьезным, как погибель в собственном гордом величии, стоял Иуда из Кариота, а снутри его все Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 стенало, гремело и вопило тысячью буйных и пламенных голосов:

«Да! Целованием любви предаем мы тебя. Целованием любви предаем мы тебя на поругание, на истязания, на погибель! Голосом любви скликаем мы палачей из Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 черных нор и ставим крест – и высоко над теменем земли мы поднимаем на кресте любовью распятую любовь».

Так стоял Иуда, безгласный и прохладный, как погибель, а клику души его отвечали клики и шум, поднявшиеся вокруг Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 Иисуса. С грубой нерешительностью вооруженной силы, с неловкостью смутно понимаемой цели уже хватали его за руки бойцы и тащили куда-то, свою нерешительность принимая за сопротивление, собственный ужас – за издевку Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 над ними и изымательство. Как кучка испуганных ягнят, теснились ученики, ничему не препятствуя, но всем мешая – и даже самим для себя, и только немногие решались ходить и действовать раздельно от других. Толкаемый со Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 всех боков, Петр Симонов с трудом, точно утратив все свои силы, извлек из ножен клинок и слабо, косым ударом опустил его на голову 1-го из служителей, – но никакого вреда не причинил. И Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 заметивший это Иисус отдал приказ ему кинуть ненадобный клинок, и, слабо звякнув, свалилось под ноги железо, настолько видимо лишенное собственной колющей и убивающей силы, что никому не пришло в голову поднять его Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Так и валялось оно под ногами, и много дней спустя отыскали его на том же месте играющие малыши и сделали его собственной забавой.

Бойцы распихивали учеников, а те вновь собирались и глупо Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лезли под ноги, и это длилось до того времени, пока не завладела бойцами презрительная ярость. Вот какой-то из них, насупив брови, двинулся к кричащему Иоанну, другой грубо столкнул с Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 собственного плеча руку Фомы, в чем либо убеждавшего его, и к самым прямым и прозрачным очам его поднес большой кулак, – и побежал Иоанн, и побежали Фома и Иаков, и все ученики, сколько ни было Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 их тут, оставив Иисуса, бежали. Теряя плащи, ушибаясь о деревья, натыкаясь на камешки и падая, они бежали в горы, гонимые ужасом, и в тиши лунной ночи звонко гудела земля под топотом бессчетных Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ног. Кто-то неведомый, по-видимому только-только вставший с постели, ибо был покрыт он только одним одеялом, возбужденно сновал в массе воинов и служителей. Но, когда его желали задержать и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 схватили за одеяло, он испуганно вскрикнул и ринулся бежать, как и другие, оставив свою одежку в руках боец. Так совсем нагой бежал он отчаянными скачками, и голое тело его удивительно мерцало под луною.

Когда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 Иисуса увели, вышел из-за деревьев притаившийся Петр и в отдалении последовал за учителем. И, увидя перед собой другого человека, шедшего молчком, помыслил, что это Иоанн, и тихо окрикнул Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 его:

– Иоанн, это ты?

– А, это ты, Петр? – ответил тот, остановившись, и по голосу Петр признал в нем предателя. – Почему же ты, Петр, не удрал совместно с другими?

Петр тормознул и с омерзением произнес:

– Отойди Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 от меня, сатана!

Иуда засмеялся и, не обращая более внимания на Петра, пошел далее, туда, где дымно сверкали факелы и лязг орудия смешивался с ясным звуком шагов. Двинулся осторожно за ним Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 и Петр, и так практически сразу вошли они во двор первосвященника и вмешались в массу служителей, гревшихся у костров. Хмуро грел над огнем свои костистые руки Иуда и слышал, как Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 кое-где сзади него звучно заговорил Петр:

– Нет, я не знаю его.

Но там, разумеется, настаивали на том, что он из учеников Иисуса, так как еще громче Петр повторил:

– Да нет же, я Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 не понимаю, что вы гласите!

Не оглядываясь и нехотя улыбаясь. Иуда мотнул утвердительно головой и пробормотал:

– Так, так, Петр! Никому не уступай собственного места около Иисуса!

И не лицезрел он, как ушел со двора Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 перепуганный Петр, чтоб не показываться более. И с этого вечера до самой погибели Иисуса не лицезрел Иуда поблизости его ни 1-го из учеников, и посреди всей этой толпы были Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 только они двое, неразлучные до самой погибели, дико связанные общностью страданий, тот, кого кинули на поругание и муки, и тот, кто его кинул. Из 1-го кубка страданий, как братья, пили они оба Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, преданный и предатель, и пламенная влага идиентично опаляла незапятнанные и нечистые уста.

Внимательно смотря на огнь костра, наполнявший глаза чувством жара, протягивая к огню длинноватые шевелящиеся руки, весь непонятный в неурядице рук Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 и ног, дрожащих теней и света. Искариот бурчал жалобно и осипло:

– Как холодно! Боже мой, как холодно!

Так, возможно, когда уезжают ночкой рыбаки, оставив на берегу тлеющий костер, из черной глубины моря Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 вылезает нечто, подползает к огню, глядит на него внимательно и дико, тянется к нему всеми членами своими и бурчит жалобно и осипло:

– Как холодно! Боже мой, как холодно!

Вдруг за собственной спиной Иуда услышал Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 взрыв звучных голосов, клики и хохот боец, полные знакомой, сонно скупой злости, и хлесткие, недлинные удары по живому телу. Обернулся, пронизанный моментальной болью всего тела, всех костей, – это лупили Иисуса.

Итак вот оно Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2!

Лицезрел, как бойцы увели Иисуса к для себя в караульню. Ночь проходила, угасали костры и покрывались пеплом, а из караульни все еще неслись глухие клики, хохот и ругательства. Это Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лупили Иисуса. Точно заблудившись, Искариот проворно бегал по обезлюдевшему двору, останавливался с разбегу, поднимал голову и опять бежал, удивленно натыкаясь на костры, на стенки. Позже прилипал к стенке караульни и, вытягиваясь, присасывался Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 к окну, к щелям дверей и скупо рассматривал, что делается там. Лицезрел тесноватую, душную комнату, запятнанную, как все караульни в мире, с заплеванным полом и такими замасленными, запятнанными стенками, точно по ним Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 прогуливались либо валялись. И лицезрел человека, которого лупили. Его лупили по лицу, по голове, перекидывали, как мягенький тюк, с 1-го конца на другой, и потому что он не орал и не сопротивлялся, то минутками, после Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 напряженного смотрения, вправду начинало казаться, что это не живой человек, а какая-то мягенькая куколка, без костей и крови. И выгибалась она удивительно, как куколка, и когда при падении Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ударялась головой о камешки пола, то не было воспоминания удара жестким о жесткое, а все то же мягкое, безболезненное. И когда длительно глядеть, то становилось похоже на какую-то нескончаемую, необычную игру Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 – время от времени до полного практически обмана. После 1-го сильного толчка человек, либо куколка, погрузился плавным движением на колени к сидячему бойцу, тот, в свою очередь, оттолкнул, и оно, перевернувшись, село к последующему, и так Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 к тому же еще. Поднялся сильный смех, и Иуда также улыбнулся – точно чья-то мощная рука стальными пальцами разодрала ему рот. Это был околпачат рот Иуды.

Ночь тянулась, и костры еще Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 тлели. Иуда отвалился от стенки и медлительно прибрел к одному из костров, раскопал уголь, поправил его, и хотя холода сейчас не ощущал, протянул над огнем немного дрожащие руки. И забормотал Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 тоскливо:

– Ах, больно, очень больно, сыночек мой, сыночек, сыночек. Больно, очень больно.

Позже снова пошел к окну, желтеющему мерклым огнем в прорезе темной решетки, и опять стал глядеть, как лупят Иисуса. Один раз Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 перед самыми очами Иуды промелькнуло его смуглое, сейчас обезображенное лицо в почаще спутавшихся волос. Вот чья-то рука впилась в эти волосы, повалила человека и, умеренно переворачивая голову с одной стороны на другую, стала Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лицом его вытирать заплеванный пол. Под самым окном спал боец, открыв рот с белоснежными блестящими зубами, вот чья-то широкая спина с толстой, нагой шейкой заградила окно, и больше Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ничего уже не видно. И вдруг стало тихо.

Что это? Почему они молчат? Вдруг они додумались?

Одномоментно вся голова Иуды, во всех частях собственных, заполняется рокотом, кликом, ревом тыщ взбесившихся мыслей. Они Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 додумались? Они сообразили, что это – самый наилучший человек? – это так просто, так ясно. Что там сейчас? Стоят перед ним на коленях и рыдают тихо, целуя его ноги. Вот выходит он сюда, а за ним ползут Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 покорливо те – выходит сюда, к Иуде, выходит победителем, супругом, владыкой правды, богом…

– Кто околпачивает Иуду? Кто прав?

Но нет. Снова вопль и шум. Лупят снова. Не сообразили, не додумались и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лупят еще посильнее, еще больнее лупят. А костры в догорают, покрываясь пеплом, и дым над ними так же прозрачно синь, как и воздух, и небо так же светло, как и луна Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Это наступает денек.

– Что такое денек? – спрашивает Иуда.

Вот все загорелось, засверкало, помолодело, и дым наверху уже не голубий, а розовый. Это всходит солнце.

– Что такое солнце? – спрашивает Иуда.


VIII


На Иуду Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 демонстрировали пальцами, и некие презрительно, другие с ненавистью и ужасом гласили:

– Смотрите: это Иуда Предатель!

Это уже начиналась зазорная слава его, на которую обрек он себя вовеки. Тыщи лет пройдут, народы сменятся народами, а Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 в воздухе все еще будут звучать слова, произносимые с презрением и ужасом хорошими и злыми:

– Иуда Предатель… Иуда Предатель!

Но он флегмантично слушал то, что гласили про него, поглощенный чувством всепобеждающего Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 жгучего любопытства. С самого утра, когда вывели из караульни избитого Иисуса, Иуда прогуливался за ним и как-то удивительно не чувствовал ни тоски, ни боли, ни радости – одно только непобедимое желание Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 все созидать и все слышать. Хотя не спал всю ночь, но тело свое ощущал легким, когда его не пропускали вперед, вытесняли, он расталкивал люд толчками и проворно вылезал на 1-ое место, и ни Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 минутки не оставался в покое его живой и резвый глаз. При допросе Иисуса Каиафой, чтоб не пропустить ни 1-го слова, он оттопыривал рукой ухо и утвердительно мотал головою, бормоча:

– Так! Так Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2! Ты слышишь, Иисус!

Но свободным он не был – как муха, привязанная на нить: жужжа летает она туда и сюда, но ни на одну минутку не оставляет ее послушливая и упрямая нить. Какие-то каменные Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 мысли лежали в затылке у Иуды, и к ним он был привязан прочно, он не знал будто бы, что же это все-таки за мысли, не желал их трогать, но ощущал их Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 повсевременно. И минутками они вдруг надвигались на него, наседали, начинали давить всею своею немыслимой тяжестью – точно свод каменной пещеры медлительно и жутко опускался на его голову. Тогда он хватался рукой за сердечко Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, старался шевелиться весь, как озябший, и торопился перевести глаза на новое место, еще на новое место. Когда Иисуса выводили от Каиафы, он совершенно близко повстречал его утомленный взгляд и, как Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2-то не отдавая отчета, пару раз миролюбиво кивнул головою.

– Я тут, сынок, тут! – пробормотал он торопливо и со злостью толкнул в спину какого-то зеваки, стоявшего ему на дороге. Сейчас большой, крикливой толпою все двигались Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 к Пилату, на последний допрос и трибунал, и с этим же нестерпимым любопытством Иуда стремительно и скупо рассматривал лица все прибывавшего народа. Многие были совсем незнакомы, их никогда не лицезрел Иуда, но Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 встречались и те, которые орали Иисусу: «Осанна!» – и с каждым шагом количество их будто бы росло.

«Так, так! – стремительно пошевелил мозгами Иуда, и голова его закружилась, как у опьяненного. – Все Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 кончено. Сейчас заорут они: это наш, это Иисус, что вы делаете? И все усвоют и…»

Но верующие шли молчком. Одни притворно улыбались, делая вид, что все это не касается их, другие Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 что-то сдержанно гласили, но в рокоте движения, в звучных и неистовых кликах противников Иисуса безо всяких следов утопали их тихие голоса. И снова стало просто. Вдруг Иуда увидел невдали осторожно пробиравшегося Фому Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 и, что-то стремительно придумав, желал к нему подойти. При виде предателя Фома ужаснулся и желал скрыться, но в узкой, грязной уличке, меж 2-ух стенок, Иуда нагнал его.

– Фома! Да погоди Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 же!

Фома тормознул и, протягивая вперед обе руки, торжественно произнес:

– Отойди от меня, сатана.

Искариот нетерпеливо махнул рукой.

– Какой ты глуповатый, Фома, я задумывался, что ты умнее других. Сатана! Сатана! Ведь это нужно Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 обосновать.

Опустив руки, Фома удивленно спросил:

– Но разве не ты кинул учителя? Я сам лицезрел, как ты привел воинов и указал им на Иисуса. Если это не предательство, то что все-таки Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 тогда предательство?

– Другое, другое, – торопливо произнес Иуда. – Слушай, вас тут много. Необходимо, чтоб вы все собрались вкупе и звучно востребовали: дайте Иисуса, он наш. Вам не откажут, не посмеют. Они сами Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 усвоют…

– Что ты! Что ты, – решительно отмахнулся руками Фома, – разве ты не лицезрел, сколько тут вооруженных боец и служителей храма. И позже суда еще не было, и мы не должны препятствовать суду. Разве Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 он не усвоит, что Иисус невинен, и не повелит немедленно высвободить его.

– Ты тоже так думаешь? – вдумчиво спросил Иуда. – Фома, Фома, но если это правда? Что все-таки тогда? Кто прав Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2? Кто околпачил Иуду?

– Мы сейчас гласили всю ночь и решили: не может трибунал осудить невинного. Если же он осудит…

– Ну! – торопил Искариот.

– …то это не трибунал. И им придется худо, когда нужно Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 будет дать ответ перед реальным Судиею.

– Перед реальным! Еще есть реальный! – засмеялся Иуда.

– И все наши прокляли тебя, но потому что ты говоришь, что не ты предатель, то, я думаю, тебя следовало бы Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 судить…

Недослушав, Иуда круто повернул и стремительно устремился вниз по уличке, прямо за удаляющейся массой. Но скоро замедлил шаги и пошел нерасторопно, подумав, что когда идет много народу, то всегда идут Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 они медлительно, и сиротливо идущий обязательно нагонит их.

Когда Пилат вывел Иисуса из собственного дворца и поставил его перед народом, Иуда, прижатый к колонне томными спинами боец, гневно ворочающий головою, чтоб разглядеть Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 чего-нибудть меж 2-ух блистающих шлемов, вдруг ясно ощутил, что сейчас все кончено. Под солнцем, высоко над головами толпы, он увидел Иисуса, кровавого, бледноватого, в терновом венце, остриями своими вонзавшемся в лоб, у Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 края возвышения стоял он, видимый весь с головы до малеханьких загорелых ног, и так расслабленно ожидал, был так ясен в собственной непорочности и чистоте, что только слепой, который не лицезреет самого солнца Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, не увидел бы этого, только безумец не сообразил бы. И молчал люд – так тихо было, что слышал Иуда, как дышит стоящий впереди боец и при каждом дыхании кое-где скрипит ремень Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 на его теле.

«Так. Все кончено. На данный момент они поймут», – поразмыслил Иуда, и вдруг что-то странноватое, схожее на ослепительную удовлетворенность падения с нескончаемо высочайшей горы в голубую зияющую пучину, приостановило Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 его сердечко.

Презрительно оттянув губки вниз, к круглому бритому подбородку, Пилат кидает в массу сухие, недлинные слова – так кости кидают в стаю голодных собак, думая одурачить их жажду свежайшей крови и живого трепещущего мяса:

– Вы Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 привели ко мне человека этого, как развращающего люд, и вот я при вас изучил и не отыскал человека этого виноватым ни в чем том, в чем вы обвиняете его…

Иуда закрыл глаза Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Ожидает. И весь люд заорал, завопил, завыл на тыщу животных и человечьих голосов:

– Смерть ему! Распни его! Распни его!

И вот, точно глумясь над самим собою, точно в одном миге Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 желая испытать всю беспредельность падения, безумия и позора, тот же люд орет, воет, просит тысячью животных и человечьих голосов:

– Варраву отпусти нам! Его распни! Распни!

Но ведь еще римлянин не произнес собственного решающего слова Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2: по его бритому высокомерному лицу пробегают судороги омерзения и гнева. Он осознает, он сообразил! Вот он гласит тихо служителям своим, но глас его не слышен в реве толпы. Что он Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 гласит? Велит им взять клинки и стукнуть на этих безумцев?

– Принесите воды.

Воды? Какой воды? Для чего?

Вот он моет руки – для чего-то моет свои белоснежные, незапятнанные, увенчанные перстнями руки – и злостно Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 орет, поднимая их, удивленно молчащему народу:

– Неповинен я в крови праведника этого. Смотрите вы!

Еще скатывается с пальцев вода на мраморные плиты, когда что-то мягко распластывается у ног Пилата, и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 жаркие, острые губки целуют его бессильно сопротивляющуюся руку – присасываются к ней, как щупальца, тянут кровь, практически кусают. С омерзением и ужасом он взглядывает вниз – лицезреет огромное извивающееся тело, дико двоящееся лицо Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 и два большие глаза, так удивительно непохожие друг на друга, будто бы не одно существо, а огромное количество их цепляется за его ноги и руки. И слышит ядовитый шепот, прерывающийся, жаркий:

– Ты мудрейший!.. Ты великодушный Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2!.. Ты мудрейший, мудрейший!..

И таковой воистину сатанинскою радостью пылает это дикое лицо, что с кликом ногою отталкивает его Пилат, и Иуда падает навзничь. И, лежа на каменных плитах, схожий на опрокинутого Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 беса, он все еще тянется рукой к уходящему Пилату и орет, как страстно влюбленный:

– Ты мудрейший! Ты мудрейший! Ты великодушный!

Потом проворно подымается и бежит, провожаемый смехом боец. Ведь еще Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 не все кончено. Когда они увидят крест, когда они увидят гвозди, они могут осознать, тогда и… Что тогда? Лицезреет мимолетно оторопелого бледноватого Фому и для чего-то, успокоительно кивнув ему головою, нагоняет Иисуса, ведомого на Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 казнь. Идти тяжело, маленькие камешки скатываются под ногами, и вдруг Иуда ощущает, что он утомился. Весь уходит в заботу о том, чтоб лучше ставить ногу, меркло глядит по сторонам Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 и лицезреет плачущую Марию Магдалину, лицезреет огромное количество рыдающих дам – распущенные волосы, красноватые глаза, искривленные уста, – всю непомерную печаль ласковой женской души, отданной на поругание. Оживляется в один момент и, улучив мгновение, подбегает к Иисусу Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2:

– Я с тобою, – шепчет он торопливо.

Бойцы отгоняют его ударами бичей, и, извиваясь, чтоб улизнуть от ударов, демонстрируя бойцам оскаленные зубы, он объясняет торопливо:

– Я с тобою. Туда. Ты понимаешь, туда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2!

Вытирает с лица кровь и угрожает кулаком бойцу, который оборачивается, смеясь, и указывает на него другим. Отыскивает для чего-то Фому – но ни его, ни 1-го из учеников нет в массе провожающих. Опять Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ощущает вялость и тяжело передвигает ноги, пристально разглядывая острые, белоснежные, рассыпающиеся камни.

…Когда был поднят молот, чтоб приколотить к дереву левую руку Иисуса, Иуда закрыл глаза и целую вечность не дышал, не Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лицезрел, не жил, а только слушал. Но вот со скрежетом ударилось железо о железо, и раз за разом тупые, недлинные, низкие удары, – слышно, как заходит острый гвоздь в мягкое дерево Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, раздвигая частички его…

Одна рука. Еще не поздно.

Другая рука. Еще не поздно.

Нога, другая нога – неуж-то все кончено? Нерешительно открывает глаза и лицезреет, как подымается, качаясь, крест и устанавливается в яме Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Лицезреет, как, напряженно содрогаясь, растягиваются мучительно руки Иисуса, расширяют раны – и в один момент уходит под ребра опавший животик. Тянутся, тянутся руки, становятся тонкие, белеют, вывертываются в плечах, и раны под Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 гвоздями багровеют, ползут – вот оборвутся они на данный момент… Нет, тормознуло. Все тормознуло. Только прогуливаются ребра, поднимаемые маленьким, глубочайшим дыханием.

На самом темени земли вздымается крест – и на нем распятый Иисус. Осуществился кошмар и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 мечты Искариота, – он подымается с колен, на которых стоял для чего-то, и холодно оглядывается кругом. Так глядит грозный фаворит, который уже решил в сердечко собственном предать все разрушению и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 погибели и в последний раз обводит взглядом чужой и обеспеченный город, еще живой и гулкий, но уже призрачный под холодною рукой погибели. И вдруг так же ясно, как ужасную победу свою, лицезреет Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 Искариот ее наизловещую шаткость. А вдруг они усвоют? Еще не поздно. Иисус еще живой. Вон глядит он зовущими, скучающими очами…

Что может удержать от разрыва тоненькую пленку, застилающую глаза людей, такую тоненькую, что Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ее будто бы нет совершенно? Вдруг – они усвоют? Вдруг всею своею грозною массой парней, дам и деток они двинутся вперед, молчком, без клика, сотрут боец, зальют их по уши своею кровью, вырвут из Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 земли окаянный крест и руками оставшихся в живых высоко над теменем земли подымут свободного Иисуса! Осанна! Осанна!

Осанна? Нет, лучше Иуда ляжет на землю. Нет, лучше, лежа на земле и ляская зубами Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, как собака, он будет высматривать и ожидать, пока не подымутся все те. Но что случилось с временем? То практически останавливается оно, так что охото пихать его руками, лупить ногами, кнутом, как ленивого Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ишака, – то безрассудно мчится оно с некий горы и захватывает дыхание, и руки зря отыскивают опоры. Вон рыдает Мария Магдалина. Вон рыдает мама Иисуса. Пусть рыдают. Разве значат на данный момент Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 чего-нибудть ее слезы, слезы всех матерей, всех дам в мире!

– Что такое слезы? – спрашивает Иуда и неистово толкает недвижное время, лупит его кулаками, проклинает, как раба. Оно чужое и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 оттого так непослушливо. О, если б оно принадлежало Иуде, – но оно принадлежит всем этим рыдающим, смеющимся, болтающим, как на рынке, оно принадлежит солнцу, оно принадлежит кресту и сердечку Иисуса, умирающему так медлительно.

Какое подлое сердечко Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 у Иуды! Он держит его рукой, а оно орет «Осанна!» так звучно, что вот услышат все. Он придавливает его к земле, а оно орет: «Осанна, осанна!» – как болтун, который на Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 улице разбрасывает святые потаенны… Молчи! Молчи!

Вдруг звучный, оборванный плач, глухие клики, поспешное движение к кресту. Что это? Сообразили?

Нет, погибает Иисус. И это может быть? Да, Иисус погибает. Бледноватые руки недвижны, но Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 по лицу, по груди и ногам пробегают недлинные судороги. И это может быть? Да, погибает. Дыхание пореже. Тормознуло… Нет, еще вздох, еще на земле Иисус. И еще? Нет… Нет… Нет Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2… Иисус погиб.

Свершилось. Осанна! Осанна!

Осуществился кошмар и мечты. Кто вырвет сейчас победу из рук Искариота? Свершилось. Пусть все народы, какие есть на земле, стекутся к Голгофе и возопиют миллионами собственных глоток: «Осанна, Осанна!» – и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 моря крови и слез прольют к подножию ее – они отыщут только зазорный крест и мертвого Иисуса.

Расслабленно и холодно Искариот оглядывает погибшего, останавливается на миг взглядом на щеке, которую еще только вчера Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 поцеловал он прощальным поцелуем, и медлительно отходит. Сейчас всегда принадлежит ему, и идет он нерасторопно, сейчас вся земля принадлежит ему, и ступает он твердо, как властелин, как правитель, как тот, кто безгранично Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 и отрадно в этом мире одинок. Замечает мама Иисуса и гласит ей сердито:

– Ты плачешь, мама? Плачь, плачь, и длительно еще будут рыдать с тобою все мамы земли. Дотоле, пока не Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 придем мы вкупе с Иисусом и не разрушим погибель.

Что он – безрассуден либо глумится, этот предатель? Но он серьезен, и лицо его строго, и в сумасшедшей торопливости не бегают его глаза Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, как до этого. Вот останавливается он и с прохладным вниманием осматривает новейшую, небольшую землю. Малая она стала, и всю ее он ощущает под своими ногами, глядит на мелкие горы, тихо краснеющие в последних Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лучах солнца, и горы ощущает под своими ногами, глядит на небо, обширно открывшее собственный голубий рот, глядит на кругленькое солнце, неудачно старающееся обжечь и ослепить, – и небо и солнце ощущает под Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 своими ногами. Безгранично и отрадно одинокий, он гордо ощутил бессилие всех сил, действующих в мире, и все их бросил в пропасть.

И далее идет он размеренными и императивными шагами. И не идет Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 время ни впереди, ни сзади, преданное, совместно с ним движется оно всею собственной незримою громадиной.

Свершилось.


IX


Старенькым обманщиком, покашливая, льстиво улыбаясь, кланяясь нескончаемо, явился перед синедрионом Иуда из Кариота – Предатель Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Это было на другой денек после убийства Иисуса, около пополудни. Здесь были они все, его судьи и убийцы: и престарелый Анна со своими отпрысками, тучными и мерзкими подобиями отца, и снедаемый честолюбием Каиафа, зять Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 его, и все другие члены синедриона, укравшие имена свои у памяти человеческой – богатые и знатные саддукеи, гордые силою своею и познанием закона. Молчком повстречали они Предателя, и высокомерные лица их остались недвижны: будто Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 бы не вошло ничего. И даже самый небольшой из их и жалкий, на которого другие не направляли внимания, поднимал наверх свое птичье лицо и смотрел так, как будто не вошло Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ничего. Иуда кланялся, кланялся, кланялся, а они смотрели и молчали: будто бы не человек вошел, а только вползло нечистое насекомое, которого не видно. Но не таковой был человек Иуда из Кариота, чтоб Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 смутиться: они молчали, а он для себя кланялся и задумывался, что если и до вечера придется, то и до вечера он будет кланяться. В конце концов нетерпеливый Каиафа спросил:

– Что нужно для тебя Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2?

Иуда снова поклонился и звучно произнес:

– Это я, Иуда из Кариота, тот, что кинул вам Иисуса Назарея.

– Так что все-таки? Ты получил свое. Ступай! – отдал приказ Анна, но Иуда будто бы не Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 слыхал приказания и продолжал кланяться. И, взглянув на него, Каиафа спросил Анну:

– Сколько ему дали?

– Тридцать серебреников.

Каиафа усмехнулся, усмехнулся и сам седоватый Анна, и по всем высокомерным лицам скользнула Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 радостная ухмылка, а тот, у которого было птичье лицо, даже засмеялся. И, приметно бледнея, стремительно схватил Иуда:

– Так, так. Естественно, сильно мало, но разве Иуда недоволен, разве Иуда орет, что его ограбили? Он доволен Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Разве не святому делу он послужил? Святому. Разве не самые опытные люди внемлют сейчас Иуду и задумываются: он наш, Иуда из Кариота, он наш брат, наш друг. Иуда из Кариота Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, Предатель? Разве Анне не охото стать на колени и поцеловать у Иуды руку? Но только Иуда не даст, он трус, он опасается, что его укусят.

Каиафа произнес:

– Выгони этого пса. Что он лает Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2?

– Ступай отсюда. Нам нет времени слушать твою трепотню, – флегмантично произнес Анна.

Иуда выпрямился и закрыл глаза. То притворство, которое так просто носил он всю свою жизнь, вдруг стало нестерпимым бременем, и одним движением Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ресниц он скинул его. И когда опять посмотрел на Анну, то был взгляд его прост, и прям, и страшен в собственной нагой правдивости. Да и на это не направили внимания.

– Ты Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 хочешь, чтоб тебя выгнали палками? – кликнул Каиафа.

Задыхаясь под тяжестью ужасных слов, которые он поднимал все выше и выше, чтоб кинуть их оттуда на головы арбитров, Иуда осипло спросил:

– А вы Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 понимаете… вы понимаете… кто был он – тот, которого вчера вы осудили и распяли?

– Знаем. Ступай!

Одним словом он прорвет на данный момент ту узкую пленку, что застилает их глаза, – и вся земля дрогнет Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 под тяжестью жестокой правды! У их была душа – они лишатся ее, у их была жизнь – они растеряют жизнь, у их был свет перед глазами – нескончаемая тьма и кошмар покроют их. Осанна Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2! Осанна!

И вот они, эти жуткие слова, раздирающие гортань:

– Он не был обманщик. Он был невинен и чист. Вы слышите? Иуда околпачил вас. Он кинул вам невинного.

Ожидает. И слышит флегмантичный, старческий Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 глас Анны:

– И это все, что ты желал сказать?

– Кажется, вы не сообразили меня, – гласит Иуда с достоинством, бледнея. – Иуда околпачил вас. Он был невинен. Вы уничтожили невинного.

Тот, у которого Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 птичье лицо, улыбается, но Анна индифферентен, Анна скучен, Анна зевает. И зевает прямо за ним Каиафа и гласит утомленно:

– Что же мне гласили об уме Иуды из Кариота? Это просто дурачина, очень кислый дурачина Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2.

– Что! – орет Иуда, весь наливаясь темным бешенством. – А кто вы, умные! Иуда околпачил вас – вы слышите! Не его он кинул, а вас, мудрейших, вас, сильных, кинул он зазорной погибели, которая не кончится Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 вовеки. 30 Серебреников! Так, так. Но ведь это стоимость вашей крови, грязной, как те помои, что выливают дамы за ворота домов собственных. Ах, Анна, старенькый, седоватый, глуповатый Анна, наглотавшийся закона, – для чего ты не Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 отдал одним серебреником, одним оболом больше! Ведь в этой стоимости пойдешь ты вовеки!

– Вон! – заорал побагровевший Каиафа. Но Анна приостановил его движением руки и все так же флегмантично спросил Иуду Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2:

– Теперь все?

– Ведь если я пойду в пустыню и крикну животным: животные, вы слышали, во сколько оценили люди собственного Иисуса, что сделают животные? Они вылезут из логовищ, они завопят от гнева Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, они забудут собственный ужас перед человеком и все придут сюда, чтоб сожрать вас! Если я скажу морю: море, ты знаешь, во сколько люди оценили собственного Иисуса? Если я скажу горам: горы, вы понимаете, во Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 сколько люди оценили Иисуса? И море и горы оставят свои места, определенные извека, и придут сюда, и свалятся на головы ваши!

– Не желает ли Иуда стать пророком? Он гласит так Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 звучно! – саркастически увидел тот, у которого было птичье лицо, и заискивающе посмотрел на Каиафу.

– Сегодня я лицезрел бледное солнце. Оно смотрело с страхом на землю и гласило: где же человек? Сейчас я лицезрел скорпиона Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Он посиживал на камне и хохотал и гласил: где же человек? Я подошел близко и в глаза ему поглядел. И он хохотал и гласил: где же человек, скажите мне, я не вижу Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2! Либо ослеп Иуда, бедный Иуда из Кариота!

И Искариот звучно зарыдал. Был он в эти минутки похож на сумасшедшего, и Каиафа, отвернувшись, презрительно махнул рукой. Анна же пошевелил мозгами незначительно и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 произнес:

– Я вижу, Иуда, что ты вправду получил не много, и это тревожит тебя. Вот еще средства, возьми и отдай своим детям.

Он бросил что-то, звякнувшее резко. И еще не Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 умолк этот звук, как другой, схожий, удивительно продолжал его: это Иуда горстью кидал серебреники и оболы в лица первосвященника и арбитров, возвращая плату за Иисуса. Косым дождиком криво летели монеты, попадая в Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лица, на стол, раскатываясь по полу. Некие из арбитров запирались руками, ладонями наружу, другие, вскочив с мест, орали и ругались. Иуда, стараясь попасть в Анну, бросил последнюю монету, за которою длительно шарила в мешке его Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 дрожащая рука, плюнул яростно и вышел.

– Так, так! – бурчал он, стремительно проходя по уличкам и пугая малышей. Ты, кажется, рыдал, Иуда? Разве вправду прав Каиафа, говоря, что глуповат Иуда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 из Кариота? Кто рыдает в денек величавой мести, тот недостоин ее – знаешь ли ты это, Иуда? Не давай очам твоим накалывать тебя, не давай сердечку твоему врать, не заливай огня слезами, Иуда из Кариота Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2!

Ученики Иисуса посиживали в печальном молчании и прислушивались к тому, что делается снаружи дома. Еще была опасность, что месть противников Иисуса не ограничится им одним, и все ожидали вторжения охраны и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, может быть, новых казней. Около Иоанна, которому, как возлюбленному ученику Иисуса, была в особенности тяжела погибель его, посиживали Мария Магдалина и Матфей и вполголоса утешали его. Мария, у которой лицо распухло от слез Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, тихо гладила рукой его пышноватые волнистые волосы, Матфей же наставительно гласил словами Соломона:

– Долготерпеливый лучше храброго, и обладающий собою лучше завоевателя городка.

В это мгновение, звучно хлопнув дверцей, вошел Иуда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 Искариот. Все испуганно вскочили и сначала даже не сообразили, кто это, а когда рассмотрели ненавистное лицо и рыжеватую бугроватую голову, то подняли вопль. Петр же поднял обе руки и заорал:

– Уходи отсюда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2! Предатель! Уходи, по другому я убью тебя!

Но всмотрелись лучше в лицо и глаза Предателя и замолкли, испуганно шепча:

– Оставьте! Оставьте его! В него вселился сатана.

Выждав тишину, Иуда звучно воскрикнул:

– Радуйтесь, глаза Иуды Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 из Кариота! Прохладных убийц вы лицезрели на данный момент – и вот уже пугливые предатели пред вами! Где Иисус? Я вас спрашиваю: где Иисус?

Было что-то императивное в осиплом голосе Искариота Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, и покорливо ответил Фома:

– Ты же сам знаешь, Иуда, что учителя нашего вчера вечерком распяли.

– Как же вы позволили это? Где же была ваша любовь? Ты, возлюбленный ученик, ты – камень, где были вы, когда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 на дереве распинали вашего друга?

– Что же могли мы сделать, посуди сам, – развел руками Фома.

– Ты это спрашиваешь, Фома? Так, так! – склонил голову набок Иуда из Кариота и вдруг Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 яростно обвалился: – Кто любит, тот не спрашивает, что делать! Он идет и делает все. Он рыдает, он кусается, он душит неприятеля и кости разламывает у него! Кто любит! Когда твой отпрыск тонет, разве ты Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 идешь в город и спрашиваешь прохожих: «Что мне делать? Мой отпрыск тонет!» – а не бросаешься сам в воду и не тонешь рядом с отпрыском. Кто любит!

Петр хмуро ответил на исступленную Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 речь Иуды:

– Я оголил клинок, но он сам произнес – не нужно.

– Не нужно? И ты послушался? – засмеялся Искариот. – Петр, Петр, разве можно его слушать! Разве соображает он чего-нибудть в людях Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, в борьбе!

– Кто не повинуется ему, тот идет в геенну пламенную.

– Отчего же ты не пошел? Отчего ты не пошел, Петр? Геенна пламенная – что такое геенна? Ну и пусть бы ты пошел – для чего для Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 тебя душа, если ты не смеешь кинуть ее в огнь, когда захочешь!

– Молчи! – кликнул Иоанн, поднимаясь. – Он сам желал этой жертвы. И жертва его великолепна!

– Разве есть красивая жертва, что Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ты говоришь, возлюбленный ученик? Где жертва, там и палач, и предатели там! Жертва – это мучения для 1-го и позор для всех. Предатели, предатели, что сделали вы с землею? Сейчас глядят на Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 нее сверху и снизу и хохочут и кричат: поглядите на эту землю, на ней распяли Иисуса! И плюют на нее – как я! Иуда яростно плюнул на землю.

– Он весь грех людей взял на Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 себя. Его жертва великолепна! – настаивал Иоанн.

– Нет, вы на себя взяли весь грех. Возлюбленный ученик! Разве не от тебя начнется род предателей, порода малодушных и лгунов? Слепцы, что сделали вы с Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 землею? Вы убить ее захотели, вы скоро будете целовать крест, на котором вы распяли Иисуса! Так, так – целовать крест обещает вам Иуда!

– Иуда, не оскорбляй! – прорычал Петр, багровея. – Как могли бы мы уничтожить всех Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 противников его? Их настолько не мало!

– И ты, Петр! – с гневом воскрикнул Иоанн. – Разве ты не видишь, что в него вселился сатана? Отойди от нас, искуситель. Ты полон ереси! Учитель не повелел убивать Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2.

– Но разве он воспретил вам и дохнуть? Почему же вы живые, когда он мертв? Почему ваши ноги прогуливаются, ваш язык болтает плохое, ваши глаза моргают, когда он мертв, недвижим, безмолвен? Как смеют Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 быть красноватыми твои щеки, Иоанн, когда его бледны? Как смеешь ты орать, Петр, когда он молчит? Что делать, спрашиваете вы Иуду? И отвечает вам Иуда, красивый, смелый Иуда из Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 Кариота: умереть. Вы должны были пасть на дороге, за клинки, за руки хватать боец. Утопить их в море собственной крови – умереть, умереть! Пусть бы сам Отец его заорал от кошмара, когда все вы вошли Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 бы туда!

Иуда замолчал, подняв руку, и вдруг увидел на столе остатки трапезы. И с странноватым изумлением, интересно, будто бы 1-ый раз в жизни увидел еду, осмотрел ее и медлительно Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 спросил:

– Что это? Вы ели? Может быть, вы спали также?

– Я спал, – кротко опустив голову, ответил Петр, уже чувствуя в Иуде кого-либо, кто может приказывать. – Спал и ел.

Фома решительно и твердо произнес:

– Это Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 все ошибочно, Иуда. Задумайся: если б все погибли, то кто бы поведал об Иисусе? Кто бы понес людям его учение, если б погибли все: и Петр, и Иоанн, и я Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2?

– А что такое сама правда в устах предателей? Разве не ложью становится она? Фома, Фома, разве ты не понимаешь, что только охранник ты сейчас у гроба мертвой правды. Засыпает охранник, и приходит вор, и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 уносит правду с собою, – скажи, где правда? Будь же ты проклят, Фома! Бесплоден и нищ ты будешь вовеки, и вы с ним, окаянные!

– Будь сам проклят, сатана! – кликнул Иоанн, и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 повторили его возглас Иаков, и Матфей, и все другие ученики. Только Петр молчал.

– Я иду к нему! – произнес Иуда, простирая ввысь императивную руку. – Кто за Искариотом к Иисусу?

– Я! Я с Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 тобою! – кликнул Петр, вставая. Но Иоанн и другие с страхом приостановили его, говоря:

– Безумный! Ты запамятовал, что он кинул учителя в руки противников!

Петр стукнул себя кулаком в грудь и горько зарыдал:

– Куда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 же мне идти? Господи! Куда же мне идти!

Иуда издавна уже, во время собственных одиноких прогулок, наметил то место, где он уничтожит себя после погибели Иисуса. Это было на горе, высоко над Иерусалимом, и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 стояло там только одно дерево, искривленное, измученное ветром, рвущим его со всех боков, полузасохшее. Одну из собственных обломанных кривых веток оно протянуло к Иерусалиму, вроде бы благословляя его либо кое-чем угрожая Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, и ее выбрал Иуда для того, чтоб сделать на ней петлю. Но идти до дерева было далековато и тяжело, и очень утомился Иуда из Кариота. Все те же мелкие острые камни рассыпались Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 у него под ногами и точно тянули его вспять, а гора была высока, обвеяна ветром, угрюма и зла. И уже пару раз присаживался Иуда отдохнуть, и дышал тяжело, а сзади, через Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 расселины камешков, холодом дышала в его спину гора.

– Ты еще, окаянная! – гласил Иуда презрительно и дышал тяжело, покачивая тяжеленной головою, в какой все мысли сейчас окаменели. Позже вдруг поднимал ее Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, обширно открывал застывшие глаза и яростно бурчал:

– Нет, они очень плохи для Иуды. Ты слышишь, Иисус? Сейчас ты мне поверишь? Я иду к для тебя. Встреть меня нежно, я утомился. Я очень утомился Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Позже мы совместно с тобою, обнявшись, как братья, вернемся на землю. Отлично?

Снова качал каменеющей головою и снова обширно открывал глаза, бормоча:

– Но, может быть, ты и там будешь сердиться на Иуду Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 из Кариота? И не поверишь? И в ад меня пошлешь? Ну что все-таки! Я пойду в ад! И на огне твоего ада я буду ковать железо и разрушу твое небо. Отлично? Тогда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 ты поверишь мне? Тогда пойдешь со мною вспять на землю, Иисус?

В конце концов добрался Иуда до верхушки и до кривого дерева, и здесь стал истязать его ветер. Но когда Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 Иуда выбранил его, то начал петь мягко и тихо, – улетал куда-то ветер и прощался.

– Хорошо, отлично! А они собаки! – ответил ему Иуда, делая петлю. И потому что веревка могла одурачить его и Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 оборваться, то повесил он ее над обрывом, – если оборвется, то все равно на камнях отыщет он погибель. И перед тем как оттолкнуться ногою от края и повиснуть, Иуда из Кариота снова Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 бережно предупредил Иисуса:

– Так встреть же меня нежно, я очень утомился, Иисус.

И прыгнул. Веревка натянулась, но выдержала: шейка Иуды стала тоненькая, а руки и ноги сложились и обвисли, как влажные. Погиб Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. Так в два денька, один за одним, оставили землю Иисус Назарей и Иуда из Кариота, Предатель.

Всю ночь, как некий страшный плод, качался Иуда над Иерусалимом, и ветер поворачивал его то к городку лицом, то Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 к пустыне – точно и городку и пустыне желал он показать Иуду. Но, куда бы ни поворачивалось обезображенное гибелью лицо, красноватые глаза, налитые кровью и сейчас однообразные, как братья, неотступно смотрели в небо Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2. А наутро кто-то остроглазый увидел над городом висячего Иуду и заорал в испуге. Пришли люди, и сняли его, и, узнав, кто это, бросили его в глухой овраг, куда кидали дохлых Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 лошадок, кошек и другую падаль.

И в тот вечер уже все верующие узнали о ужасной погибели Предателя, а на другой денек вызнал о ней весь Иерусалим. Выяснила о ней каменистая Иудея, и зеленоватая Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 Галилея выяснила о ней, и до 1-го моря и до другого, которое еще далее, долетела известие о погибели Предателя. Ни резвее, ни тише, но совместно с временем шла она, и как Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 нет конца у времени, так не будет конца рассказам о предательстве Иуды и ужасной погибели его. И все – добрые и злые – идиентично предадут проклятию зазорную память его, и у всех народов, какие были Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2, какие есть, остается он одиноким в беспощадной участи собственной – Иуда из Кариота, Предатель.

24 февраля 1907 г., Капри


Спасибо, что скачали книжку в бесплатной электрической библиотеке RoyalLib.ru

Написать рецензию к книжке

Все Библиотека издателя Анхеля де Куатьэ - страница 2 книжки создателя

Эта же книжка в других форматах

biks-bejderbek-tragicheskij-temperament-kniga-amerikanskogo-muzikoveda-dzh-l-kolliera-posvyashena-istorii-dzhaza.html
bil-intelligentnim-obrazovannim-dobrim-otzivchivim-horosho-rukovodil-kollektivom-i-bil-celeustremlyonnim.html
bil-li-mordvinov-anglomanom.html